Моя новая книга Антирейдер. Начало

Решил возобновить свой юридический блог в связи с тем, что я начал писать книгу с рабочим названием “Антирейдер”.

Рейдер – это человек, который захватывает чужой бизнес, соответственно, антирейдер, человек, который сопротивляется захвату, все как на ринге…

  • Мне нужен свой человек в кадрах, мне нужно что бы кто-то контролировал и доводил всю информацию до меня пока не придет приказ на меня… сказал Семен Евгеньевич и.о. Директора местного филиала ФГУП «Почта России».
  • Я же юрист, как я буду работать в кадрах? – возразил я.
  • Поработаешь, пока не найдем надежного человека в кадры на должность начальника отдела, а потом переведем тебя юристом.

Так я и начал работать на своей любимой почте России, с которой уходил потом со слезами на глазах… Единственное место работы, покидание которого вызвало у меня приступ ностальгии и скупые слезы юриста.

Работу в кадрах не назовешь сладким местом, хотя многие женщины стремятся там работать и перебирать бумажки, гоняя чаи и гуляя по своим делам и рабочее время.

Не буду описывать кадровые войны и постоянное нахождение в стрессовом состоянии от того, что ты не на своем месте, но случился тот день, когда я пришел к начальнику и сказал, что все сбылось — я нашел человека в кадры, который будет работать с ним, и уже пришел приказ на его назначение директором почты, пора перевести меня на работу юристом.

Чаптер ван. Как «отжать» у администрации города Липецка немного недвижки или «Когда я на почте служил ямщиком»

Пришел с Москвы приказ, все отделения почты нужно возвращать в федеральную собственность в хозяйственное ведение почты России. Почту готовят к приватизации. Кстати на дворе 2019 год, и почта все еще государственная, хотя государственную электрическую связь полностью развалили.

Сначала я слабо понимал, что такое унитарное предприятие и право хозяйственного ведения. Но с помощью арбитражного судьи Зибренко, который перед уходом на пенсию — был олицетворением мудрости и доброты (перед уходом на пенсию многие судьи становятся истинными учителями и проводниками правосудия).

Я быстренько сориентировался и уточнил свои требования, добавил к требованиям признать право хозяйственного ведения, требование о признании права федеральной собственности.

В моем понимании право хозяйственного ведения — это право вещное, но с оговоркой, что распоряжение происходит все таки с разрешения собственника, в нашем случае – это Российская Федерация, собственник почты России.

Но прежде чем идти в суд, я месяцами сидел в архиве и листал пачки постановлений совета народных депутатов Липецка о том, что нужно списать лошадь, выделить комнату для рабочего и всякие такие дела Липецка с 50-х годов до развала СССР. И как не странно, я находил постановления о передаче помещений почте, акты сдачи домов в эксплуатацию с помещениями для отделений почты.

Самым «ржачным», помимо свидетелей «Иоеговы» и «видели Ленина» и основным же доказательством нахождения почты в спорных помещениях явился «Телефонный справочник г. Липецка 1986 г.» В нем указаны почтовые отделения, их адреса и телефоны.

Смысл доказательной базы сводился к тому, чтобы доказать сам факт работы почты в спорных объектах недвижимости, поскольку по Постановлению Верховного Совета РФ N 3020-1 от 27.12.1991 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность», предприятия связи относятся исключительно к федеральной собственности, собственно как и сами помещения почты.